?

Log in

No account? Create an account
9

про бездействующий класс

Не столь давно мне довелось три часа к ряду общаться на английском с иностранцем. В условиях лингвистической депривации моя вторичная языковая личность скакала и прыгала от счастья. :)

Главным собеседником был немец Саша, родившийся и по сей день живущий в Восточном Берлине. Саше уже немало лет (где-то между 40 и 50), он готов болтать безумолку обо всем на свете: про сумасшедших русских рабочих, пять раз перекладывающих плитку, про метро, куда иностранцу без знаний русского проще не заглядывать, про бестолковых ленивых андалузцев, про чудесных геев-дизайнеров, про социальное немецкое кино, про свою русскую жену ну и про политику, конечно, тоже. Кстати, я встретила первого немца которому не нравится Меркель (справедливости ради, я лично почти не знакома и с теми, кому она нравится :)). Саша мил, умён и полон жизни; он явно многое повидал, знал разных людей, имеет ответы на любые вопросы и лихо рассказывает, как открывает истины разным бестолковым знакомым.

Саша, будучи наскозь демократизированным немцем, вопрошает, почему же у нас никто ни за что не борется. Или борется из рук вон плохо и безрезультатно. Он не понимает, почему я столь скептична и считаю политику фарсом и лишь иллюзией выбора…

У вас ЛГБТ-актвисты есть, например, почему они не реагируют на антигейскую статью? – Ну почему, реагируют и ещё как. И по-моему, более чем радикально и оттого бессмысленно. – Но почему же тогда нет изменений? – Потому что их сажают в автозаки, держат сутки в ОВД и отпускают. А это мало влияет на решения свыше и лишь злит «верующих», вооружающихся тухлыми яйцами, кетчупом и проклятьями «да покарают вас грешников!». Саша кивает, он, конечно, знает, про нашу бессовестную Думу: – Но вы же выходили на улицы против нелигитимных выборов! Надо выходить ещё, иначе как вы покажете несогласие и желание к переменам? – Всё так. Но только, Саша, что с того? Ну, люди уже год выходят, и всё это забавно и смешно. Но перемен не было, и если и будут, то не скоро. – Но почему? Почему вы не верите в них? Вот в начале 90-х Россия же пришла к новому государству! Видите, перемены возможны, люди ведь захотели! – Саша, боюсь, того хотели не люди. То есть, многие из них, вероятно, тоже хотели этого. Но в самих переменах они участвовали мало. За них решили наверху, быть переменам или не быть. Людей, так получается, спросить забывают. Им лишь пришлось выживать после. Мало хотеть измений - надо бы знать куда и как... – Но почему же вы не можете выбрать кого-то нового, кто изменит жизнь к лучшему? – Саша, выбора нет. Будь даже выборы честнее, достойных кандидатов не прибавилось бы. Ну, не верю я никому. Клянусь, очень хочу верить, но некому. Оппозиция ничем не лучше ныне властвующих. Из тех, кого предлагается выбрать, мне неприятны все. И что тогда? Разве что самим идти в кандидаты, но я презираю политику и вообще не за тем живу.

Саша замолчал. Это была самая большая пауза в его речи за все три часа. Саша, который всегда знал что ответить, долго молчал, но так ничего и не ответил.

*
Меня многие винят в чрезмерном скепсисе. И возможно, так и есть. Но я правда, искренне хочу верить. Но пока некому. Вера же в абсолютное зло или в его оппозицию - смешно. Может, я недостаточно наивна или же наоборот. Но выходит всё по классике: молчать, дистанцироваться и жить вне не получается и не можется, но и поддерживать некого. Противненько выходит, короче, посерединке.

Умеющие верить – пишите. Может, я пойму, как это делается. :)

Пока же для меня самое ценное улучшать что-то вокруг, мне подвластное и осязамое. Так я вижу результат. И все-таки чуть-чуть верю.

Comments