?

Log in

Previous 40

May. 13th, 2016

9

история про принтер и протест

В минувший вторник Владимир Жириновский заявил в стенах Госдумы (а не где-то там), очередную гадость про РГГУ. А именно следующее:

«Вот РГГУ — это закрытая каста. Одного ректора там поменяли — ничего не изменилось, другого. Может, пора его расформировать, чтобы не было очага антирусских настроений?»

Меня, к сожалению, уже не удивляет критика одного из лучших гуманитарных вузов страны в ключе «рассадник либерализма» (а если придерживаться риторики одного единороса «либерального гадюшка»). Вероятно, многие представители власти ещё не осознали, что со времен Ходорковского и Невзлина прошло (!) 13 лет, и любой здравомыслящий человек поймёт, что за это время поменялось всё. Но Владимир Вольфович по старой доброй традиции решил использовать укоренившуюся в обществе риторику.

Возмутило меня, однако, не это. А то, что через двое суток на сайте университета появляется объявление: «Жириновский выступит в РГГУ на тему актуальных проблем российской политики». Что это, черт подери? В стан либерального врага решил зайти, уму-разуму непокорных учить? (А представляет он, на секундочку, Либерально-Демократическую партию).

И тут я разозлилась. И даже поменяла планы на пятницу, чтобы поприсутствовать на выступлении российского Дональда Трампа (отличие, правда, в том, что американский Трамп по крайней мере сам себя финансирует, сам борется за голоса избирателей и не получает госдумовскую зарплату) и задать ему пару неприятных вопросов.

Не без подачи моего хорошего друга мои гневные размышления нашли продолжение, и я решила за оставшиеся сутки попробовать сагетировать студентов тоже поучаствовать в полемике с депутатом. Текст листовки готов – но дома нет принтера. Времени следующим утром тоже. «Хорошо, ну, автоматы с ксероксом в универе вроде были,» – успокаиваю себя.

Я обошла три здания университета (а от одного до другого еще идти прилично), убила добрых минут 20-30, колдовала с тремя автоматами: двое отказали сразу, третий – вис, тупил, сожрал 27 заработанных мною рублей и не выдал… ни-чер-та.

Я стою такая у этой чёртовой машины, опаздываю на пару и понимаю, что от злости и абсурда даже отойти от него не могу. Это ж, получается, надо признать поражение. Черт подери, я в коем-то веке решила выразить своё «фе» (я ведь очень сдержанный протестующий, и такие вещи как агитация для меня чужды). И вот в тот момент, когда мне реально есть что сказать, когда речь идет про мой университет и тупых политиков, на за ним гоняющихся, в университете попросту не работает принтер. В университете с пятнадцатью факультетами и тысячами студентов. Это так мелко и так горестно смешно (опция идти в каморку на верхний этаж к тетушкам была исключена: не люблю иметь дело с людьми, да и пугать бабушек гневными листовками не в моём духе).

Я стояла и думала. Бля, вот они бытовые проблемы нашей несчастной страны. У нас в образовательных учреждениях нет публичной оргтехники. Какой нафиг протест, какие нафиг депутаты, какая свобода слова и гражданский долг. Наше желание что-то сказать затыкается простыми бытовыми неудобствами. И это, пожалуй, страшнее прочего.

Кстати, две бумажки повесить всё-таки удалось. Их не было уже через три часа (а может и раньше). Но «по крайней мере, я попробовал».

Владимир Вольфович, если Вы читаете этот пост, знайте! РГГУ заслуживает закрытия лишь по одной причине: там нет нормальных принтеров. Всё остальное – Ваши дурные страхи об изменниках Родины.
2

я просто оставлю это здесь

Feb. 17th, 2016

7

(no subject)

Я, в общем, в Англии, в маленьком городе Лестер, в который меня бы никогда не занесло, если бы не программа местного университета, щедро пригласившая к себе бедных ЛГБТ-активистов из России. "Бедных", простигосподи, приобретает нынче еще больше смысловых измерений. Однако жаловаться грешно. Занятие правозащитной деятельностью уже не в первый раз приносит визу в паспорте и накручивает мне очередные километры и впечатления.

Я сегодня, пока мы готовили видеообращение, как итог Story Telling Session, задумалась о феномене лекотра. Это сейчас особенно привлекает моё внимание: вдруг, ну вдру-у-уг я через десяток лет ну хоть в меру поумнею и смогу преподавать. Не надоест мне за десять лет этого хотеть?
Англичане нас очень долго инструктировали. Ну о-о-очень. Они больше парились за нашу безопасность, чем мы сами. Мол, не придется ли расплачиваться в России за сказанное здесь, в свободном мире. Нас так часто предпреждали о безопасности, что я, никогда не испытывашая заморочек, что кто-то там увидит или услышит меня говорящей страшное "gay people", почувствовала легкую паранойю. Тот неловкий момент, когда излищняя деликаность и замороченность на приватности превращается в их противоположность – насилие. "Вы точно уверены в том, что хотите сказать? Точно-точно?". Черт возьми, мы вообще-то на Родине в меру публичные люди. Так забавно, им же правда так сложно представить, а как у нас тут.
Еще они невероятно внимательно рассказывали про умение держать речь, позы, жестикуляцию, интонацию – в общем, всё уже хорошо известное. И самое смешное, под конец этих бесконечных приготовлений, Мэтт бросил: "Когда начнете говорить, оно само пойдет. Ведь вы уже начали – никуда не деться." И вот это-то хорошо знакомое мне чувство и привлекло моё внимание. Оно-то и перечеркивает важность всего подготовительного действа.

Всё так и есть. Мне неведомо, что присходит в тот момент, когда ты выходишь на условную сцену – но её может и не быть. Или когда берешь в руки микрофон – однако и он не обязателен. Опыт моих презентаций и лекций говорит: в этот момент что-то просходит, ты переходишь в иное состояние, и всё начинает работать само. Это немножко не ты – это рассказчик в тебе. И его речь льется, предложения выстраиваются, слова проговариваются, мастерство оттачивается. Можно (и нужно, конечно) учить теорию риторики. Но с момента начала речи она теряет всякий смысл. Мне, наверно, всю жизнь будет интересно, кто во мне просыпается.

Только моя ли это фишка – такая магическая сила бессознательного наития?

И так ли хорошо это смотрится стороны, как мне чувстуется внутри?

Feb. 8th, 2016

8

все, что вы делаете, нужно только вам самим

Мой любимейший Костя Богомолов написал невероятный пост об одиночестве и свободе.
http://ruspioner.ru/cool/m/single/4911
Он будто завершил лейтмотив этого (по китайскому календарю, вот буквально сегодня ушедшего) года.
Все, что вы делаете, нужно только вам самим тчк

На днях мне написала прекрасная знакомая, мы давно-предавно не общались, и посыпались вопросы, "чем занимаешься". Боже, а чем я, собственно, занимаюсь? Аналогичную муку вызывает вопрос про профессию. Нет, вы правда хотите, чтобы я написала правду: "Зарабатываю деньги на бухгалтерии, подрабатываю преподом немецкого, учу историю, люблю кино". Ах нет, лучше короко соврать, кому какое дело.

Занимаюсь всем и ничем. У меня нет конкретного дела, всё ещё нет любимой работы, есть, правда, прекрасный свободный график и любимый университет, где я в свои как бэ уже 25 пытаюсь догнать программу первокурсников. У меня нет ощущения хоть сколько-нибудь глубоких знаний хоть в какой-то области, независимо от того, что я впишу в графу "профессия". И они явно не появятся в обозримом будущем.

Мы говорили об аспиратуре. О том, как просыпается любовь к науке. Я предположу, что куча моих бессмысленных действий в этом направлении объясняется малоубедительными понятиями, как любовью к учебе / науке / любимой научнице / великими умам / Москве / Родине (wtf?) / тайнам мироздания / философии.
Я могла бы преспокойно сидеть у Боденского озера с европейским видом на жительство (через икс лет – гражданством). Ходить в чистенький офис, получая 2000 евро за незатейливую работенку. А я перебиваюсь в подыхающей от кризиса отечественной экономике, недополучаю ползарплаты (что еще не худший сценарий), и (sic) собираюсь в аспер. Мне вряд ли удастся сделать серьезную научную карьеру (и не факт, что захочу этого я). Хорошо писать мне, что бы там ни говорили, дико тяжко. Я не буду ганиальным историком. Мне еще с полдесятка лет самостоятельно закрывать дыры в базовом гуманитарном образовании, которое я когда-то променяла на бухучет. По этой причине я явно не дотяну в преподы. Из-за аспера я лишаюсь full-time работы, быстрой карьеры и нормальной зарплаты. В общем, у моих действий нет никакого рационального объяснения.
Однако когда я прихожу в эти стены, слушаю гениальных преподавателей (которых осталось так мало в нашем загнивающем универе / городе / стране), открываю книги или включаю очередной фильм, до меня снисходит уверенность, что надо дальше.
Во мне просыпается благодарность к человеку, который зачем-то решился работать со мной, полной тупицей с нулевыми историческими знаниями; который придумал тему нашей работы за 5 минут, бессознательно 100%-но попав сразу во все мои интересы; затомивировал меня перейти свои границы и написать первый научный текст (и сразу на 200 сраниц). Мое циничное сознание не понимает, как такие гениальные лекторы еще терпят неуклонно тупеющих студентов, от года в год продолжая учить. И я чувствую благодарность, не поддающуюся пониманию. Потому что органически чувствую в людях искренность и верность любимому.
В тот момент, когда я выбегаю курить между парами, происходит что-то необъяснимое: я понимаю, что мне надо продолжать. И это не от ума. Но это-то и надо только мне самой. Это моё большое одиночество. И моя свобода.

Feb. 7th, 2016

11

кто кого выбирает

В моей жизни достаточно событий магического характера. Когда к самым важным вещам тебя ведет тонкая цепочка событий, будто бы выстроенная специально для попадания в заветную цель. И убери из нее хоть одно звено, сдвинь события на годик вперед, нарушатся получившиеся закономерности и смыслы. В эти моменты череда событий бросает тебя от одного к другому, а ты лишь свидельствуешь невероятный путь, который успел проделать.

Так, я однажды оказалась на Потсдамер Плац в Берлине. Я была там, наверно, раз шесть или восемь в рамках трех месяцев. И всякий раз меня накрывало там какое-то нереальное счастье и замирало сердце от огней на крыше Sony Center. Так выходило, что именно там случалось пережить самое невероятное. Я была там одна – в музее и библиотеке кино, одна рыдала над сообщением, полным волшебными словами любви, одна встречалась с знаменитой американской продюссером и немецким киноведом; я была там с бывшей, замирая от переливающихся картинок на стенах зданий; я была там с нынешним, заново открыв ему его столицу, и мы тяли от счастья на красной ковровой дорожке Берлинского кинофестиваля. И всё это было на Потсдамер Плац. А этому предшествала еще одна удивительная и совсем неслучайная история.

(из сообщения подруге)

Я пришла в РГГУ наугад, без понимания, чего я хочу, кроме как "учить интересное, а не бухгатлерию". Программа моя была про Восточную Европу, и на пары к будущей научнице пошла просто из-за давнего любопытства к США. Я про них не знала ровным счетом ничего. Так я влюбилась в её лекции и стала ходить на всё, она просто диву давалась.
Через пару месяцев в РГГУ приехала Сандра Шульберг презентовать фильм отца о Нюрбергском процессе. Это очень известная в Голливуде семья, её дедушка получил первый в мире Оскар, а дядя написал оскарносный сценарий Марлона Брандо. И во время рассказа Сандры про пропаганду США в Германии, про денацификацию и американизацию, моя преподавательница садится ко мне со словами: "А давай напишем диссер про фильмы Плана Маршалла!". Через 20 минут она и мой куратор по магистратуре ведут меня к этой Сандре со словами: "Эта талантилвая девушка пишет работу по Вашей теме, поможете ей?", а я видавила что-то на английском, с ужасом думая: "Да я даже не знаю, при каком американском президенте это произошло...".
Когда я через полтора года спросила научницу, зачем она меня тогда взяла к себе (а она плохих студентов не берет), она ответила: "Ну, это была авантюра". Она не знала, что я обожаю кино, искусство и культурную политику и что неожиданно придуманная ей тема была идеальным попаданием в меня. Нам стоило немалых усилий пропихуть её в двух университетах (потому что программа-то моя про Восточную Европу), я разрывалась между горами литературы, так как приходилось учить всё сразу (в РГГУ – славян, в Германии – Россию / СССР, для диссера – США). Я чудом нашла какие-то материлы (да я не умела их искать!), едва ли понимая, что такое историческое исследование, путала источникии с литературой и боялась писать...
Через полтора года после того приезда Сандры в РГГУ я встретилась с ней в Берлине, во время кинофестиваля на той самой Потсдамер Плац, продолжая не понимать, зачем эта известная в высоких кругах особа мне помогает (правда, неумело, но очень искренне) и знакомит меня, исследователя, у которого не написано ни одной строчки, с крутыми киноведами Германии.
Спустя три с половиной месяца, работая почти без остановки, я написала весь итоговый текст.
Наверно, это было правда кому-то надо.

Jan. 11th, 2016

8

back

Писать действительно трудно. Особенно когда в тебе куча самокритики. Я помню, в начале второго года в исторической магистратуре я заявила своей научнице, что не пишу, потому что боюсь. Я тогда, впрочем, понятия не имела, что именно хочу писать и как. Она (один из лучших американистов России, на секундочку), как потом рассказывала, чуть меня не прибила. Как после всей этой боязни (я ж ни одного научного текста в жизни не писала, и вообще бухгалтер!) я родила 200 с лишним страниц текста диссера, для меня самой остается загадкой. Теперь аналогичные мысли посещают меня в первый год отдыха: год, когда я нигде не учусь. За всю мою пусть и недолгую жизнь я не припомню такого! Но в аспирантуру я пойду. И оттого опять муки самокритики, муки боязни текста и своей ничтожности. Но пойду, это как-то безапелляционно. Знаю: хочу и надо, сердце зовет!

Другое дело писать для себя – это удовольствие, думала я, когда писала здесь посты. Так я, на третьем курсе своей некчёмной бухгалтерской специальности, всерьез подумывала уйти в журналистику/филологию. Слава богу, не ушла, – могло бы кончиться ещё одним провалом.

Почему и эта традиция изжила себя? Ушёл юношеский максимализм? Ушли страдания, легко переносимые на бумагу? Жизнь стала интимнее, глубже и непубличнее? Кто его знает. Но я молачала, хотя порой и подумывала вернуться к дневнику.
Меня тогда злила ностальгия по безрассудной молодости, когда экстраверсия и невыдержанность суждений были частью характера (и прекрасными частями!), и сам факт, что их сменяет зрелая сдержанность, меня невероятно удручал. И продолжает удручать, честно говоря.
Как-то, сидя в офисе в Москве-Сити, на новой работе, о которой пару месяцев назад и мечтать не могла, я поняла некую бессмысленность этого действа – писать. Не потому что я стала взрослой, просто что-то ушло. Я тогда это очень чётко поняла.

Возвращение сюда – пусть может и кратковременное – тоже в общем-то ряд случайностей. Я сейчас впервые никуда не бегу. Нет дедлайнов, зачетов, нет бессонных ночей под эгидой «ну еще пять страничек», а на работе, когда-то казавшейся чем-то невероятным, всё понятно и предсказуемо. Этот (не)учебный год научил меня растворяться во времени и любить себя и покой. И будто в такт этой неспешности мы в антропософском обществе обсуждали ведение дневника. И первая мысль была о том, что этот этап для меня прожит. Вторая – что я, не ведя записки, утрачиваю тем самым возможности вернуться к себе самой. К своей истории. А ведь история стала для меня новым, пусть и дилетантским призванием. А спустя пару недель один мой знакомый – редкий любитель читать эту богом заброшенную страницу – спросил меня, отчего я не пишу.

И тогда я подумала, а не стоит ли попробовать ещё разок?
9

(no subject)

Отправляясь в поход за истиной, ученый испытывает волнениеон хочет постичь сущность, упрятанную в тайну. Однако истина постоянно ускользает от него, и историку уготована участь подбирать лишь ее осколки. Но и осколки истины доставляют ему наслаждениеудивительное чувство соприкосновения с тайной. (с)

Мы физически неспособны коснуться истории. Можно сколь угодно перелопачивать архивы, говорить с участниками событий, читать умную литературу, пересматривать сохранившиеся документалки. Меня всё равно не покидает чувство, что истина ускользает, что твое сознание не способно вобрать и сконструировать то, что тогда произошло. Как найти хоть малую долю объективности во всем этом? Что из доступного нам положено знать, а что навеки ушло от глаз зрителя – по воли ли случая или потому, что слишком много нам знать не положено?

Это, признаться, порой приводит меня в состояние бессилия и лишь добавляет сомнения в том, что я делаю.

Для меня, дитя «нового поколения», не заставшего железного занавеса, выросшей на волне свобод и по природе своей неравнодушной к немецкой культуре, кадры, как люди перепрыгивают через обломки упавшей берлинской стены – ровно за год до моего рождения – это волна радости, сопричастности, единения. Объединение страны – это некая квинтэссенция любви к Германии, символ разрушения любых барьеров. И это при всей моей несимпатии к Горбачеву. Нечто схожее я испытала и на приеме немецкого посла по случаю 25-летия единства страны. И это несмотря на его откровенно нелицеприятные высказывания в адрес российской внешней политики и полуострова-который-нельзя-называть. «Фу, хоть сегодня мог помолчать об этом. Не о России же речь,» – фыркнула я. Однако радость от события четвертьвековой давности никуда не делась.

Я как-то спросила своего немецкого мужчину, что он чувствовал в то знаковое время, в эпоху Die Wende. Он задумался и сказал, что крах ГДР в какой-то момент стал очевиден, рано или поздно. Вот, он взял и произошел.
– Ну, это ясно, – говорю. – А когда стена упала, как оно было? Восторг? Радость? Гордость от единства?
– Сложно сказать. Однажды утром я увидел десятки траби на улицах Брауншвайга (западный город на самой границе с ГДР), отправился в магазин – а там все западные продукты с полок смели. Вот тогда я прям прочувствовал: граница открылась. Понеслась.

Нечто подобное можно увидеть и в фильме «Берлинский блюз». Обычный вечер в одном из многочисленных баров Западного Берлина. Когда полупьяная посетительница вдруг неожиданно изрекает: «О, кстати стена, кажись, разрушилась», бармен неспешно включает радио, и все продолжают пить, будто слыша новости из потустороннего мира.

Что я ожидала услышать? Возгласы «Ура!» как на тех известных мне документальных кусочках? Да, они тоже были, но было и нечто бытовое, равнодушно-повседневное, что спустя 25 лет так сложно принять юным поколениям. Не в этом ли глобальном противоречии кроется историческая загадка? 

Jan. 10th, 2016

9

как мои дела

Выдержки из переписок с одной из моих коротких в влюбленностей (шутка последних лет: я со всеми бывшими девушками прекрасно себе дружу).
Несвязанные абзацы про работу, учебу, любовь эмиграцию и политику. В общем всё, о чем принято нынче говорить и о чём здесь стоило бы раньше писать.
Мне интересно!Collapse )

Jul. 1st, 2013

2

Тогда я стану ветром в твоих незаплетенных волосах. (с)

Мои внутренние песочные часы перевернулись, плавно сменив ход. События ощущаются глубже и сильнее, мысли легче и тоньше, любовь всё к той же (а также и к новым), но мягче и нежнее. И еще искренне и простветленно плачется и улыбается.

Не уверена, что мне хватит сил и слов, чтобы когда-нибудь всё это как следует записать. Но одно я понимаю точно: где-то рядом важный разворот, и я в ожидании и легком нетерпении.

*
Наконец, ощущение долгожданной пост-инязовской свободы. Боже, я впервые за многие годы учусь для себя и захлебываюсь от книг и лекций по истории. Перед миллиардами дверей-возможностей-неизвестностей выпускника я впервые за долгое время ощутила, что я на нужном месте.

АУМ.

May. 3rd, 2013

2

подавиться свободой и умереть)

Двое суток не дома. Три похода в кино. Две ночи и две девушки. Массаж. Формула моего микросчастья и безумия, разве что без йоги.

Вот тебе свобода. Тем двум я восхищенно рассказывала про мою Леночку-буддистку и немножко про Г, а вечером, придя домой, по просьбе друга села наконец разбирать фото из Германии - и Лиза. Это космически необъяснимо, как я её люблю. Скоро будет уже год, а всё внутри переворачиватся, хоть и вспоминаю о ней не так уж часто. И пла-то-ни-чес-ки. Бо-жест-вен-но. Всё также.
Это космически необъяснимо, как вообще всё это во мне вмещается, живет отдельной, непохожей, фантастической, красивой жизнью. Всё настолько разное и одновременно сильное.
Как, как, как всё это возможно?
Как космос возможен?

Даже если невозможен, я ему благодарна.

* просто надо записывать. записывать такое надо. надо. такое.

Apr. 26th, 2013

2

peace and enlightenment

Из рассказов потрясающей буддистки (для ясности: она ещё младше меня и кажется совсем юной и маленькой):

"...Мы с подругой как-то автостопили. И один из наших попутчиков долго удивлялся, как мы не боимся так ездить, а когда пришла пора нас высаживать, дал нам нож "на всякий случай", и моя подруга его взяла. Потом на трассе мы поспорили: я уговаривала её выбросить нож, так как он притягивает источник угрозы. А когда у тебя нет ничего, чем можно защититься, это лишает тебя возможности применить насилие даже в целях защиты, что делает тебя свободнее. После этого моя подруга выбросила нож, и мы поехали дальше."

you're so magic, my love
6

destiny or carma

Моя новая работа (которая, молюсь, уже скоро закончится) подразумевает хождения по выставкам и болтологию ни о чем. А обычно меня посылают после первой или второй фразы, когда я начинаю рассказывать о деятельности своей компании.

Но после некоторых случаев я ещё и ещё раз убеждаюсь в неслучаностях случайных встреч и в том, что есть какой-то неведомый механизм, лихо сталкивающий родственные души.
Разболталась я как-то с одним человеком. Сначала конкретно про работу, потом про языки, потом про культуры, потом про крутое кино... Он, на секундочку, русский, живущий в Швеции, а до того шесть лет прожил в Норвегии, а может и ещё где-то. Удивилась, какие ж люди иногда попадаются на выставках! И чтобы так, посреди рабочего дня воодушевленно обсуждать артхаус, скандинавскую фонетику и датский островок свободы Христианию...
Мы списались спустя несколько дней. Оказалось, он йог и буддист. И тут я расплылась в улыбке...

Волшебные переплетения судеб рождают потрясающую канву, называемую жизнью. 
9

жить

Это пост зрел крайне давно

Люди, одинокие, брошенные, несчастные, почему вы пишете именно мне? Зачем, зачем эти десятки сообщений, на которые я не знаю, как отвечать? Молчать мне неудобно, и я не люблю, я хочу помочь, а отвечать мне нечего. Почему, единожды увидев во мне сочувствие и понимание, вы начинаете видеть во мне психолога, мудреца, советчика или просто подушку до слёз? Чёрт возьми, я устала быть «котлом», куда попадает всё глубинное, что вы не можете высказать «нормальным» людям, в своей массе чхавшим на чужие горести. И с одной стороны, я не хочу чхать, с другой – я не нанималась жалеть всех подряд. Жалость вообще дурное чувство. И, что еще хуже, я становлюсь для вас «лучшим другом» спустя пару переписок, а потом ведь и не отвертишься. Для меня лучшие друзья – это многолетние беседы и общее прошлое. У меня их много, но с каждым куча общего, сплетение душ и сильная любовь. И только так. А вы, случайные знакомые, вы мне – никто, мне просто вас по-человечески стало жаль.

К чёрту мироустройство, всё это бессилие и гнильё. (с)

Вероятно, моё сложное и горестное прошлое заставило меня понять: лишь ты хозяин своих проблем, их источник, их носитель. Рыдать в подушки – это не выход, это онанизм.
Я могу сколь угодно выслушивать и читать вас, но только вам – если, по-честному, легче не станет. Потому что, по-честному, мне обычно нечего ответить. И я всё реже отвечаю...

...им нужно страдать, чтобы оправдать свою депрессию. Если они счастливы, то куда её девать? Им бы пришлось идти и жить, а это так не весело. (с) Жить невесело. Но это лучше из того, что в наших силах.

Apr. 1st, 2013

2

О неслучайных шутках города, времярасстояниях и первых мужчинах

Это неловкое чувство, когда ученица совершенно спонтанно предлагает позаниматься в этот раз у нее, и вот ты выходишь из ее машины и совершенно не помнишь улицы и номера домов района, зато помнишь, кто жил неподалеку. Ты была здесь ровно четыре года назад, но дорога давно забылась как любое индифферентное и ненужное.
Это неловкое чувство, когда спустя несколько дней после этого тебе пишет тот самый человек, и это после четырех лет тишины. И тут ты отчетливо понимаешь, сколько времени прошло, сколько километрочасов пролетело, сколько всего в тебе успело умереть и воскреснуть вновь. И главное, теперь, познав любовь, тебе есть с чем сравнивать. На таких контрастах как никогда видно, что измениться может все, что жизнь - живой организм, способный за парочку лет поменяться до неузнаваемости. Живой организм - в тебе.
Моя память на состояния собственной души не подводит, и события как по спиральке всплывают памяти. Теперь я смело могу сказать: последние четыре года - самый счастливый и светлый период моей жизни. Никаких сожалений: грустное и правда случается затем, чтобы мы что-то поняли и смогли стать счастливее. И я стала.
Это неловкое чувство, когда ты видишь сообщение от человека из далекого прошлого и, не читая его, продолжаешь писать своей новой музе. Потому что прошлое иногда должно оставаться на пыльных полках.

Привет, дорогой. Но на ту улицу, чье название стерлось из памяти, я больше никогда не вернусь. Потому что я тогда не любила. И не полюблю.

Posted via LiveJournal app for iPad.

2

(no subject)

Мой внутренний океан наполнятся новыми ощущениями и новыми любовями. Как же много неизведанного можно найти там, на дне. Перерождения. Открытия. Пороги.
Океан. Спокойствие. Немногословная весна.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Mar. 25th, 2013

2

-

В каждой клетке моей,
В оболочке сердца -
Я оставлю твои города.

Feb. 15th, 2013

9

Tag um Tag, Jahr um Jahr

В конце декабря мы сидели в баре, пили пиво и провожали 2012-ый. Меня тогда попросили вспомнить события ушедшего года, но мне было нечего сказать.

Сейчас, имея шанс чуть оглянуться назад, понимаю: самым волшебным был мой август в Германии, от начала до самого конца. На фоне тяжелого и невеселого 2012-го моя Германия - островок тишины, спокойствия и счастья. Это единственное, о чем бы мне хотелось вспомнить.

Я уехала в самый тяжелый и в самый нужный момент. Уехала за новой жизнью, за глотком свежести - и получила всё сполна.
Я познакомилась с прекрасным человеком, ставшим мне другом, хотя он годится мне в отцы. Мы оказались попутчиками в мой первый день в стране; потом, созвонившись, еще раз встретились и гуляли по пригородам Байройта средь полей с цветами и пили чудное пиво. Наша третья встреча оказалась случайной и, символически, в мой последний день в Байройте и опять на маршруте до Нюрнберга.
Я всей душой прочувствовала прелесть тихой веложизни, единения со спокойным городом, с тихой жизнью в гармонии с природой и собой. Осознала, что в малом городе не просто можно жить, в нем хорошо жить. В нем дышится.
Я узнала много чудесных людей, таких же простых и светлых, как и сама жизнь в Байройте. Парадокс - большинство русских, а поначалу так хотелось иностранцев.
Я увидела кучу городов и, в совокупности, четыре страны, захватив еще Прагу, Зальцбург, а по дороге домой - Ригу.
Я полюбила. Совершенно по-иному, чем раньше. Открыла в себе грани, неизвестные раньше. Я могу любить платонически, не претендуя ни на что, наслаждаясь просто тем, что она рядом, обсуждая с ней миры-религии-кино и даря цветы с тех самых полей в пригороде Байройта. И так продолжается вот уже полгода.
Я окончательно вросла в Германию, в язык, в культуру, в ее фишечки. Мне чертовски хорошо от всего, что там меня окружает. От сдержанной красоты городов до поездов, придуманных до мелочей. Я учила язык. Я, черт, много говорила на языке (хотя могла бы больше, если б не мои любимые русские). Там легко завести разговор обо всем на свете с милым попутчиком.
Я повстречала восхитительную семью, приютившую меня, когда я поздно вечером оказалась посреди незнакомой станции, куда почему-то привез меня поезд. Всё дело в чешском составе, ехавшем с задержкой, и мое расписание сбилось. Семья та жила в горах посреди леса, где до ближайших соседей надо ехать на машине. Ночью там на небе роспись звезд, я не видела такую даже в Крыму. У них свое хозяйство с кошкам, псами, овечками и орлами. Они добрейшие и очень умные люди, говорящие, что немцы разучились жить в гармонии с природой. Там я пила самое вкусное пиво в мире, которое пахнет пряностями с лугов. Муж - охотник и занимается разведением птиц: соколов, сов и орлов; он с напарниками каждый день устраивают с ними крутое шоу, на которое я приехала спустя две недели. Чуть не разрыдалась тогда: с какой сердечностью они меня приняли и обогрели.
Я вкусила тихие европейские ресторанчики, с уютом в каждой детали, дешевое пиво и волшебную живую музыку в барах.
Я впервые прожила историю неродной мне страны. Именно прожила. Гуляя по деревушке, где по сей день стоит стена, разделявшая две страны; видя красивейший Дрезден и понимая, что он практически воссоздан из руин; читая стенды в нюрнбергском суде, где победившие вершили судьбы проигравших и где началась новая история новой страны. И эта память истории живет во всем, что они делают и как они живут. Такая глубокая память, стыд, но желание идти дальше.
Я провела одни из лучших наших с Ю дней, позже, уже на другом конце страны. Я осознала красоту нового уровня любви, любви людей расставшихся, но все еще любящих друг друга. Страстное и стройное, последнее танго в Гамбурге. Так окончательно завершились наши почти три года.

Мой август был единственным светлым периодом в прошлом году. Но он подарил мне столько, что хватит сполна до следующего лета. А может и на всю жизнь.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Feb. 7th, 2013

9

про бездействующий класс

Не столь давно мне довелось три часа к ряду общаться на английском с иностранцем. В условиях лингвистической депривации моя вторичная языковая личность скакала и прыгала от счастья. :)

Главным собеседником был немец Саша, родившийся и по сей день живущий в Восточном Берлине. Саше уже немало лет (где-то между 40 и 50), он готов болтать безумолку обо всем на свете: про сумасшедших русских рабочих, пять раз перекладывающих плитку, про метро, куда иностранцу без знаний русского проще не заглядывать, про бестолковых ленивых андалузцев, про чудесных геев-дизайнеров, про социальное немецкое кино, про свою русскую жену ну и про политику, конечно, тоже. Кстати, я встретила первого немца которому не нравится Меркель (справедливости ради, я лично почти не знакома и с теми, кому она нравится :)). Саша мил, умён и полон жизни; он явно многое повидал, знал разных людей, имеет ответы на любые вопросы и лихо рассказывает, как открывает истины разным бестолковым знакомым.

Саша, будучи наскозь демократизированным немцем, вопрошает, почему же у нас никто ни за что не борется. Или борется из рук вон плохо и безрезультатно. Он не понимает, почему я столь скептична и считаю политику фарсом и лишь иллюзией выбора…

У вас ЛГБТ-актвисты есть, например, почему они не реагируют на антигейскую статью? – Ну почему, реагируют и ещё как. И по-моему, более чем радикально и оттого бессмысленно. – Но почему же тогда нет изменений? – Потому что их сажают в автозаки, держат сутки в ОВД и отпускают. А это мало влияет на решения свыше и лишь злит «верующих», вооружающихся тухлыми яйцами, кетчупом и проклятьями «да покарают вас грешников!». Саша кивает, он, конечно, знает, про нашу бессовестную Думу: – Но вы же выходили на улицы против нелигитимных выборов! Надо выходить ещё, иначе как вы покажете несогласие и желание к переменам? – Всё так. Но только, Саша, что с того? Ну, люди уже год выходят, и всё это забавно и смешно. Но перемен не было, и если и будут, то не скоро. – Но почему? Почему вы не верите в них? Вот в начале 90-х Россия же пришла к новому государству! Видите, перемены возможны, люди ведь захотели! – Саша, боюсь, того хотели не люди. То есть, многие из них, вероятно, тоже хотели этого. Но в самих переменах они участвовали мало. За них решили наверху, быть переменам или не быть. Людей, так получается, спросить забывают. Им лишь пришлось выживать после. Мало хотеть измений - надо бы знать куда и как... – Но почему же вы не можете выбрать кого-то нового, кто изменит жизнь к лучшему? – Саша, выбора нет. Будь даже выборы честнее, достойных кандидатов не прибавилось бы. Ну, не верю я никому. Клянусь, очень хочу верить, но некому. Оппозиция ничем не лучше ныне властвующих. Из тех, кого предлагается выбрать, мне неприятны все. И что тогда? Разве что самим идти в кандидаты, но я презираю политику и вообще не за тем живу.

Саша замолчал. Это была самая большая пауза в его речи за все три часа. Саша, который всегда знал что ответить, долго молчал, но так ничего и не ответил.

*
Меня многие винят в чрезмерном скепсисе. И возможно, так и есть. Но я правда, искренне хочу верить. Но пока некому. Вера же в абсолютное зло или в его оппозицию - смешно. Может, я недостаточно наивна или же наоборот. Но выходит всё по классике: молчать, дистанцироваться и жить вне не получается и не можется, но и поддерживать некого. Противненько выходит, короче, посерединке.

Умеющие верить – пишите. Может, я пойму, как это делается. :)

Пока же для меня самое ценное улучшать что-то вокруг, мне подвластное и осязамое. Так я вижу результат. И все-таки чуть-чуть верю.

Jan. 11th, 2013

6

(no subject)

Из разговоров всё с той же подругой:
- Ди, помнишь тот мой пост...
- Женя, ты постишься?!
- Да! В ЖЖ...

Dec. 28th, 2012

6

(no subject)

Из разговоров с хорошей подругой или «каждый слышит то, что хочет».

Для ясности:
Моя подруга – полурусская с армянской фамилией, любвиобильна, эмоциональна, слаба на кавказских мужчин и, разумеется, духовно мультикультурна.

Ди берет планшет, пролистывает что-то и в сердцах говорит:
- Как же меня достали эти Евы и Яны!
- Чего? –
говорю.
- Да пишут тут всякие в «Одноклассниках»:  ”Ох, какая красавца”, ”Давай знакомиться” и прочее.
- А кто пишет-то? С чего? –
я всё не могу уловить связи с Янами и Евами.
- Да просто, всякие.
- Ди, но почему девушки?!
- Да не девушки, а всякие там Магомаевы, Мкртычяны, Оганяны… Ну, с окончаниями такими.
- А ничего, что есть такие женские имена: Яна и Ева?
- Оооой, а я и не подумала…

тут мы начинаем смеяться… :)

* увы, когда пишешь такие вещи, весь шарм теряется. такое не опишешь. но пусть будет здесь для памяти.

Dec. 15th, 2012

7

новый год начинается осенью

в этом есть что-то кармическое или какое-то ещё.
это такое фанстастическое, надосознательное, иррациональное чувство сначала ненависти, потом умиротворения (то, что испытываешь с "теплой", дорогой тебе женщиной) и под конец не-ре-аль-но-го желания, не поддающееся какому-то объяснению. это магнит? это приверженность родному? или это что-то, с чем ты будешь жить всегда, в каком бы качестве не была твоя жизнь и вы с нею? это чувство "от ненависти до обожания" - оно было всегда: и тогда, в годы счастья, и сейчас, и оно (вероятно) никуда не денется в будущем. поразительно, однако.
всё логично. всё предельно логично. и только назязывается лукавый вопрос: способна ли я сильно полюбить кого-то, с кем внутренне не будет этих эмоциональных пин-понгов, сводящих с ума? приемлимо ли что-то, слабее этого по школе сумасшествия? надеюсь, да. я почти уверена, что да. но эти "но" всё-таки есть.

мне кажется, прошла вечность. я давно уже одна и продолжаю ею быть. и это так привычно и по-родному, это так развязывает руки и дает эти необходимые, родные, привычные дозы свободного дыхания непокоренной. но только иногда ночами хочется целовать на сон ту, которую бережешь, которая теплая и родная и в чьей дом тебе хочется вернуться. без дома, впрочем, интереснее. "...и славно, одному мне куда легче дышится."

вдобавок у меня ещё есть муза. вот это так уж точно из ряда "никогда б не подумал". я способна уважать, не добиваться, почтительно и более чем уважительно держать дистанцию и ничего не просить взамен. вообще. тихо благодарить за смски, улыбки и беззаботные денёчки, проведенные вдали от дома и с тем же осознанием "я не имею права". и, о боже, я так умею. обожать, не обладая! не жалая обладать! вот это ещё большее открытие на моей планете. нонсенс! удивительнее даже, что чувство не проходит, нежность заставляет меня блаженно улыбаться и благодарить за нечастые встречи. оно лишь укрепляется со временем, воспроминания становятся всё более лёгкими и нежными, порою - по-неземному беззаботными и светлыми. бескрайние философствования, ночное кино, походы в оперу и прогулки по тихому году, веложизнь, ночные встречания на вокзале, нелепые цветы с полей и её чудные обеды и ужины. как мало, оказывается, порой надо для счастья. и что, боги, у меня будет муза, а я буду как дурак незаметно вдохновляться. (это же нормально, когда музы не соотвтетсвуют твоим пониманиям красоты, да? они просто есть.)

чудны дела твои. это опреденно самый жуткий и странный год. период переворотов, открытий и непредугадываемостей.
я с самого начала знал, что будут переломы. но кто ж знал, что так.
"Я счастлив тем, как сложилось все,
Даже тем, что было не так.
Даже тем, что ветер в моей голове,
И в храме моем бардак."

мне интересно, что будет дальше.
и я, тем не менее, надеюсь встетить этого год - условый, личный - в объятьях незнакомой или хотя бы просто в божественном танце, подобным тем нескольким спонтанным этой дикой осенью.

Dec. 6th, 2012

7

(no subject)

Долго думая, куда ж позвать понравившуюся девушку, и в итоге позвала... на йогу.

Dec. 2nd, 2012

9

(no subject)

В мой последний день в Копенгагене Анечка по моей просьбе повела меня в джаз бар. Может я, конечно, не в курсе, но в Москве я таковых не знаю. Бар оказалася крохотным, а людей там - куча. Место, как мне рассказали, старинное, и там в любой день недели полно почитателей живого блюза. Мы же были там в пятницу вечером, и это было сущее столпотворение. Но притом страшно уютно и, главное, музыка была чудесной.
Люди шумят и охотно знакомятся друг с другом. И вот ко мне подходит милый грек, мы перебрасываемся парочкой фраз из серии "откуда ты" и "надолго ли здесь". Через некоторое время - еще парочкой. Ещё через некоторое - меня совсем недвусмысленно зовут танцевать. На что я делаю жест "нет", но меня все равно пытаются стащить со стула. Я - уже словесно - говорю "нет, спасибо, но не стоит".
- Почему?? - меня продолжают тащить, а я уже злостно высвобождаю руку.
- В России на это говорят "потому что". Прости, я правда не хочу сегодня.
- Нет, ну почему?!
- Слушай, вот тебе реально так важно знать?
- Да, почему?
- Окей, скажу как есть. Во-первых, я сюда пришла отдыхать с подругой детства и слушать музыку, во-вторых, я люблю девушек.
Небольшое недоумение в лице, опять поптытка потащить, опять вербальный отказ, после чего юноша отходит к друзьям, и начинается обсуждалово. Внутренне похихикивая, бросаю: "Эй, чувак, это еще не повод обсуждать меня с друзьями". Друзья прибалдевают, а парень до конца вечера даже не повернулся в мою сторону, картинно танцуя с другими.
Вот, скажите, нахера? Сам приставал - сам доигрался, я сначала не собиралась объяснять. Откуда такая боязнь иного и почему, главное, нельзя просто нормально общаться? Почему надо добиваться, получая отказы? Или женщина только чтобы кадрить, а потом обиженно завидовать (и чему?)? И такое, увы, не впервые. Черт, я хочу общаться! Просто, по-человечески, по-дружески, да как угодно.

continuation
Спустя пять минут подходит его друг:
- Please, sorry for my friend, he's just an idiot. :)
Минут через десять, после окончания разговора:
- You girls are from Russia, right? Rossiya Matushka!

Это так приятно, когда Родину любят! Ну и за друзей извиняются))

Sep. 30th, 2012

2

21 и 11/12

Мне, собственно, нечего сказать. Я теперь очень другой, и жизнь другая, и даже, кажется, внутренности иные. Да и осень к тому же - то ли любимая то ли ненавистная. Знаете ли, осень для меня штука роковая, да только рокового за последнее время было и без того слишком много.
Мне собственно, есть что сказать. А вот слов-то нету.

May. 17th, 2012

2

in riva al mare

Когда  на йоге как-то попросили представить своё самое беззаботное, счастливое место, мне сразу вспомнилось Адриатическое море. Италия ещё долго будет для меня местом тишины, гармонии и бездонного счастья; местом с рафинированной красотой и эстетикой, с чем-то, что выше суеты. Где можно беспрепятственно гонять на велике вдоль ветреной и прохладной набережной, объедаясь морским воздухом. После этого мысль о велике в Москве – из области нелепого и карикатурного.
Всегда, обнимая её и закрывая глаза, я вспоминаю наше солёное море. Я вспоминаю морской песок и нашу идиллию и хочу увезти её обратно к воде. Обнимая на улицах или в метро, я настолько тону в её руках и её теплой коже, что подчас забываю, где я, и начинаю вдыхать море. Я наизусть знаю её запах, изучила все сантиметрики нежных плеч и щёк и без прикосновения ощущаю температуру и энергию её тела. Всё божественно любимое, оно на отведенные минутки возвращает меня домой: в тепло, благость и любовь. Только там утешение; там – погружение в наше многословное молчание. Больше ничего не надо – только обнимать ее, дольше и крепче. Да только сколько ни дай, кажется, что бессовестно мало. Наш бескрайний океан неисчерпаем.
Следующей осенью я по случаю своего рождения – клянусь – опять отвезу тебя на море. Может наконец в Таллин. Ну а если повезет, то даже в Амстердам. Наше путешествие длиною в жизнь продолжается!

May. 15th, 2012

2

(no subject)

Новый номер "Эксперта" (в особенности в лице редакционной статьи) - первое столь точное совпадение с моим мнением относительно оппозиции и т.п. До того мне казалось, что ни одно СМИ его не разделяет. Аллилуйя!

Очередные дисбалансы и очередная нерастраченная потребность любить. Дайте ж нам больше времени; дайте ж нам.. хобя бы одну лишнюю жизнь - на любить!..

Эту сессию, вероятно, придумали, чтобы окончательно добить меня и мое самолюбие. Отлично, готова принимать удары и, возможно, чему-то научиться. Только тогда, пожалуйста, сильнее.

Живая музыка лечит. Всегда не ожидаешь - она все равно берет и лечит. Спасибо, Ширли! Но только, заклинаю, никогда не ходите в Крокус на рок-концерты. Там нет места драйву. 

Apr. 6th, 2012

9

процент сумасшедших в нашей квартире

Тотально ненавижу зимы. Всю осознанную жизнь. Мой огранизм не выносит холода, а мой внутренний дом покрывается корочкой льда. Сейчас хуже зимы, сейчас зимняя промозглость, съедающая до самых костей, при внешней оттепели. 
Самая тяжелая весна (наверно потому что только календарная). Возможно, появилась связь с погодой, возможно, опять совпаденья, но всё это уж больно невносимо-гадкое. Прыгающее настроение, от истерик и сумасшествий до беззаботных танцев в метро. Истерик, правда, больше. Не могла подумать, чо первый сильный дисбаланс придется на любимую весну - сейчас, впрочем, любить в ней нечего. И если эта свистопляска продолжится, я точно бесконтрольно съеду с катушек. И тогда - пропало. Но пока мой внутренний дзен бережет меня, а моя любовь целует меня каждый день. Аминь.

Всю жизнь не понимала, откуда ж у русской ителлигенции было столько денег, если она позвляла себе годами жить и лечиться за границей. Мне, кажется, суждено подохнуть в суровой России.

Apr. 4th, 2012

2

(no subject)

В редкие часы наших общих рассветов я благодарю Бога за счастье любить, за счастье видеть ее нежное лицо на соседней подушке, за возможность целовать ее сколько сил хватит и получать в ответ еще больше. За общие бульвары и прогулки, за питерские крыши, за анапское море, за тысячи пройденных километров и за предстоящий миллоин, за килограммы чувств и любви, за общие грести и радости. Вы про грехи, а я про сердце, и только ему можно безотказно верить. Вы про нормы, а я про совесть и честность, перед собою в первую очередь. 
Мой внутренний дзен греет меня, мой внутренний рок-н-ролл придает моим рабочим похождениям приятный ритм, моя любовь говорит, что я не зря здесь и что я всё делаю правильно. И вся эта порочная суета и неприятности перестали хоть как-то тревожить и вторгаться в этот мой внутренний дзен. Только бы побольше спать...)

Feb. 13th, 2012

2

autumn happiness

Для тех, кто еще не видел фото из Италии: вот ссылка http://www.flickr.com/photos/56108595@N03/sets/72157629032477937/ (хронология соблюдена)

Вот уже полгода мне не пишется и очень мало фотографируется (Италия - почти единственное исключение). Возможно, не перестало хотеться вариться в себе и собственных попытках творчества, и я перешла на дела: йога, режиссерские курсы, еще больше работы и иногда что-то правозащиное, а возможно я просто устала переживать и говорить. Впрочем, и то, и другое почти равнозначно. Хочется уехать, и чемодан в пыли.

Jan. 31st, 2012

7

(no subject)

Та-дам! Мои каникулы проходят продуктивнее некуда: я сегодня усовершенствовалась как специалист! Я увидела то, что за 3,5 года мне так толком и не показали в университете: счета-фактура и накладные. Нет-нет, я не пошла работать бухглатером, я всего лишь курьерила :)

Jan. 28th, 2012

2

(no subject)

В любой ленте любого сайта чуть каждый четвертый пост - антиправительственный. Тошнит уже. Я как бы все понимаю, но мера и разумность тоже полезны иногда. Дай маленький повод - разуют полстраницы, какие все наверху гады во главе с Пу.
Недовольство понимаю и принимаю. Повальную агрессию - ненавижу. Стихийный сумасшедший русский народ. Фу.

Jan. 18th, 2012

2

felicita

В наших итальянских каникулах явно было что-то магическое. Я пересматриваю фотографии, и некоторые будто светятся, и от них пахенет Андриатическим морем и свежим ветром побережья. То море фантастически притягивает; и я теперь кожей понимаю Феллини, родившегося у берегов Римини (вдоль которых спустя почти столетие я гоняла на велике), он всегда вспоминал то море своего детства, писал про него и снимал в "Амаркорде". Магический, чёткий и туманный Милан, сказочная кукольная Верона, кусочек солнечной Болоньи, красивейшая витиеватая Венеция и гористый Сан-Марино - я теперь вспомнила привкус ностальгии. Те семь дней были самым чистым, светлым и беззаботным, что дал 2011-ый.

Jan. 4th, 2012

11

under weed

Между мной и миром нереальное расстояние: преодолимое, но с трудом и даже болью. Я слышу мир, слышу происходящее, слышу людей и даже их диалоги (в частности - в отношении себя). Я трезво осознаю, о чем они говорят, но ответить нет ни сил, ни желания (я же трезво осознаю, что из этого выйдет сущий бред). Потому в себе в разы проще и приятнее; внутри -скорость в десятки раз больше, чем в этом скучном мире; внутри - цилиндр, внешне напоминающий то ли молекулу ДНК, то ли матрицу. Потому цилиндр полый внутри, а внутри него любой звук отдаётся звенящим эхо. И всё это - на неописуемой скорости в центре тебя. Ты - передатчик вселенской скорости и центробежной силы, ты - медиум, ты - непрекращающийся звон.
А им со стороны забавно. Но тебе нечего и незачем им объяснять. И так будет всегда.
Для связи с миром мне нужна лишь ее рука.

Dec. 16th, 2011

2

политолиги - изгои в день экономиста

Умеет наш вуз праздники праздновать. Танцоров с певцами на сцену вытащили, зрителей под обещание-расписку тоже прийти заставили. Я итак, мать вашу, сплю по 4-5 часов всю неделю. Но дело сейчас не в этом.

Помимо танцев и плясок были выступления умных дядь. На редкость толковые и интересные, по крайней мере таковыми показались те части, которые не проспала. Одному из лекторов можно было передавать записки в вопросами. Что Юля и сделала. Её вопрос меня более чем вдохновил, и мы с нетерпением ждали ответа.
"Как, по-Вашему, отразится нынешняя политическая нестабильность на экономике России? Как Вы думаете, как скажется резкая смена политического курса на экономическом положении в мире?"
Когда лектор - повторюсь, дядя умный и толковый - стал говорить, что-то вроде: "то, что появение больших мандатов у оппозиции - это хорошо", что "это принесет здоровые и умные решения", что "мы постоянно меняемся, и это нормально"... - вот в тот момент особенно явственно поняла, какая пропасть разделяет нас со старшим поколением. Они по большей части не представляют, что всё это время творится в интернет-пространстве и за кулисами "внешних" репортажей. И дело тут не в том, кто умнее. У нас слишком разный язык. Для нас очевиден намёк подобных вопросов. Нам же дают очевидные ответы, не понимая наш язык.
А потом еще и зачастую обижаются.

Dec. 9th, 2011

2

"Не уходи!"

Когда-нибудь меня не станет, и останется только чистая любовь, без примесей сомнений, слабостей и прочих "тараканов", свойственных человеку. Когда меня не станет, останется только настоящее, духовное и светлое, большее чем человек. Моя любовь к ней будет вечной.

Dec. 7th, 2011

8

(no subject)

Вдали от здешнего уличного сумасшествия я четко поняла, что меня ни на грамм не тянет обратно; никакой связи с домом, Москвой, Россией - увы. Мне не хваталао лишь ноутбука с фильмами, кефира, занятий йогой и несколько близких - пальцев одной руки хватит. Мне так хочется взять билет в один конец, не желая знать, когда вернусь, и перемещаться дальше и дальше, зарабатывая бог знает чем.

Но пока я здесь. И увы, я упустила что-то жутко значимое. Чувствовала, что народ поднимется, но в шоке от того, насколько и как быстро. Лента друзей неузнаваема.
И пока я здесь, я тоже буду говорить. По-другому не получается. Даже у меня.

Nov. 22nd, 2011

2

(no subject)

- Здравствуйте, это Юлия?
- Нет, это Женя, но это не важно.


На моих глазах разворачивается фантастика...

Nov. 13th, 2011

2

(no subject)

220 лет назад во Франции, согласно новому уголовному кодексу, прекрастились преследования людей с нетрадиционной ориентацией.
А два дня назад в Петербурге рассматривался закон об адиминистративной ответственность за так называемую «пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности» и, как равное дополнение, за пропаганду педофилии среди несовершеннолетних.
Вперед к светлому демократическому будущему, ура!

Nov. 2nd, 2011

2

01.11.09-11 или 20 11/12

Тот август был поразительным: впервые за два десятка месяцев меня перестало заботить отсутствие смысла; меня вообще перестало заботить. Сознание блокировало эмоции, и мне стало хорошо. Я тогда это едва ли осознавала, но поминала, что что-то явно меняется. Во мне.  И пошел анализ, в частности, о принадлежности себя и собственной любви. Не успела я смириться с осознанным, как пришла она, будучи более конкретным и быстрым ответом на всё.

Она пришла и снесла мне остаки мозга. Она пришла и влюбила золотыми волосами, мягкими щечками, неприступный упёртостью, манящей странностью и восхищающей открытостью. Мол вот я, бери, я твоя, прости. Ужасно, до чего ж всё просто. Я тогда так не могла, даже помыслить не могла, чтобы так всё просто было.
Больше месяца мы постоянно общались. И ни шага от. Одна боялась быть навязчивой, вторая сомневалась в истинности чувств и боялась тем самым обмануть. Будучи до предельности наглыми, мы обе пять (!) недель не делали ничего явного, только молча балдели. Хотя я с самого начала чуяла: сойду от нее с ума, это не избежно.
А потом мне хватило глупости позвать ее на Джармуша. Я, честно, не хотела, но стало стыдно: мол, иду на премьеру и не скажу. Ну и позвала. И пришла в зал одна с 15-минутным опозданием (Ю, по тадиции, опаздывала еще больше). Иду мимо рядов и ближе к последнему с ужасом понимаю: мест почти нет. Вообще. Это в 35мм, это в 10-то утра и это к концу проката! До сих пор ужас этой подставы понять не могу: откуда столько народу? Больше такого аншлага я в 35мм не видела. В общем, выбор последнего ряда был неизбежным: он, будучи последним, поставил окончательный вердикт, что в одиночестве не посидеть. И вот: слева от меня ителлигентаная женщина за 40, справа прибежавшая с розой Юля, справа от нее мужик с запахом уличного жителя, за спиной - стена, а перед - творение Джармуша. Боюсь вспомнить, что смущало больше: стыд перед соседями, невозможность просто_сидения_с_ней или желание посмотреть кино. Впрочем, за те два часа я умудрилась показать и шедевры тишины, и более-менее посмотреть ленту, и совершить исторический момент нас: наш первый поцелуй состоялся в компании малоприятного дяди, почтенной тети, вечного Джармуша и померзшей розы - ровно два года назад.

Два года я схожу с ума по самой лучшей женщнике на свете. Два года я каждый день благодарю ее за то, что она есть. Я хочу целовать ее каждую минуту (чаще - не даст:) ).
Спасибо тебе за эти два года.

Кстати, если бы не тот билетик в кино, никогда бы не восстановили хоть какую-то дату нашего "мы".
Кстати, фильм тот очень мою любим! Целуйтесь в кино чаще - это обостряет восприятие))

Oct. 27th, 2011

8

(no subject)

Прошлого нет и не было. Есть только я настоящая, и больше ничего не надо.

Previous 40